«У аула тоже должно быть достоинство!»

На входе в аграрный университет, куда я пришла на встречу с кандидатом в президенты от партии «Ауыл» Толеутаем Рахимбековым, невольно подслушала разговор студентов: 

— А нам за кого голосовать то? 
— Да какая тебе разница, ты все равно никого из них не знаешь! 

Отчасти ребята правы, известных среди кандидатов в президенты раз два и обчелся – действующий президент, коммунист – штатный участник выборов и наш коллега Амиржан Косанов. Тогда давайте будем знакомиться с Толеутаем Рахимбековым, представляющим на президентских выборах партию «Ауыл», ученым-аграрием, бизнесменом, политиком? Все лучше, чем возмущаться, что у нас нет права выбора.

— Толеутай Сатаевич, можно сразу спросить, зачем вам эти выборы?

— Мне предложили пойти на них мои однопартийцы — и я согласился. Почему? Потому что, если не я, то кто? Есть в стране проблемы, и я знаю, как их решить, проработал в разных сферах: на госслужбе, в бизнесе, в сельском хозяйстве, в науке, образовании, начинал с самых низов, можно сказать. 

— Ваше первое образование – инженер-механик. А сейчас смогли бы починить трактор или какую-то другую сельхозтехнику? 

— Все зависит от сложности неисправности самой техники, но молоток и инструменты я в руках точно держать умею. В детстве у нас было большое подсобное хозяйство, три печки топили. Так что я — как любой нормальный мужчина, руками работать умею. 

— В какой должности Вам было сложнее всего работать? 

— Нельзя сказать, что работа бывает легкой, но мне кажется, что тяжелее было в бизнесе. Я начал подрабатывать еще в Москве, когда учился там. Потом уже в Казахстане торговал машинами, мебелью, ГСМ, и у меня не плохо получалось. 

Перефразируя слова героини фильма «Москва слезам не верит», скажу: Важно научиться не тремя людьми управлять, а накормить их и их семьи». Когда у тебя свой бизнес, то ты ночами думаешь, как выплатить зарплату, как удержать людей – госбюджета-то у тебя нет, рассчитывать приходится только на себя. 

А еще были наезды рэкета, бригад , причем высокого полета, вот тогда я и получил юридическое образование, и тонкости его изучал не в лекционных залах, а на своей шкуре. 

— И как тогда по- вашему можно сейчас помочь бизнесу, чтобы он не выживал, а стал реальной опорой экономике? 

— У малого бизнеса три проблемы в Казахстане – длинные деньги, налоговая система, разрешительная работа госорганов. В этой связи нужно не кредиты снижать, а сделать их льготными, упростить субсидирование. Налоги тоже лучше платить, но без схем незаконных взиманий. Государство должно помогать, а не мешать бизнесу. К примеру, НДС – это самый губительный налог, мы не настолько развиты, чтобы себя ограничивать. 

— В вашем послужном списке есть должность заместителя акима Сатпаева, причем в непростые годы 1999- 2001. Хороший был руководящий опыт?

— В мою бытность там проживало 70 тысяч человек, треть из них работала на Казахмысе, остальные были госслужащие, предприниматели и безработные, пенсионеры, дети. В состав города входили 7 поселков, в радиусе тридцати километров. Жили тогда люди неплохо, а вот нам было не просто. 

В 1997 году Жезказганскую область присоединили к Карагандинской, оптимизировали села, города, а Сатпаев передали в административное управление Жезказгана. Это был такой юридический казус, уж не знаю, кто так подсуетился, но впервые у нас в стране появился город городского подчинения, с потерей своего бюджета. 

Маслихат, акимат, все службы остались, а денег у них не было. У меня зарплата была 25 тысяч тенге, для сравнения у рабочего на Казахмысе она составляла 120 тысяч. На первый субботник в городе веники мы брали в долг у предпринимателей, первые чистящие машины нам покупал Казахмыс.

У акима было всего два зама, я отвечал за социалку, 13 комиссий возглавлял, начиная с несовершеннолетних и заканчивая по борьбе с болезнями, передающимися половым путем, тогда их пик был.

Акимат располагался в здании бывшего комитета партии, которое с 1993 года эксплуатировалось домом пионеров, у меня в кабинете на стене были огромные фото-обои с Крокодилом Геной и Чебурашкой. Представляете?! 

Я тогда взял на своей фирме строителей, чтобы они все перекрасили и сделали, как положено кабинет чиновника. На всех трех этажах работал только один туалет возле двери акима, но сливом служило ведро, которое уносила техничка. Так что воспоминания у меня о работе в Сатпаеве хорошие, и опыт я там получил на всю жизнь

— Судя по тому, что вы баллотируетесь от аграрной партии , сельское хозяйство все-таки вам ближе? В вашей программе красной линией тянется идея — сделать Казахстан агродержавой? Но до сих пор у нас как -то это не популяризируют, страну ассоциируют с другими достижениями. Почему вы выбрали такое не популярное направление для своей платформы? 

— Давайте посмотрим на Австралию, Бразилию, Аргентину — они аграрные, но не отсталые. Когда мы болеем, мы обращаемся к врачам, когда нам грозит опасность – вызываем полицейских, а к фермерам идем постоянно как минимум три раза в день. Нефть и другие ресурсы скоро закончатся, а кушать человек всегда будет хотеть.

С такими землями и соседями с их громадным рынком сбыта мы просто обязаны стать аграрной страной, тем более, что это генетически в нас заложено — мы можем производить всё. 

К 2009 году – это было время подъёма после кризиса — Казахстан вышел на самообеспечение в по всем видам продуктов, но… в виде сырья. У нас всё выращивали, а в продуктовых магазинах 50 и более процентов составлял импорт.

— И с чего думаете начать развивать сельское хозяйство? 

— Нам нужно создавать инфраструктуру, сферу услуг, она у нас в сельском хозяйстве 0,25%, а в развитых странах – 35%. В казахстанском сельском хозяйстве не рыночная торговля, а базарная, там феодолизм до сих пор, даже не социализм, не говоря о рынке. 

— В вашей программе обозначена схема – «поле-склад- прилавок», к сожалению, на деле это — «поле-перекупщик-склад- перекупщик-прилавок». Каким образом можно это изменить, ведь даже министры сельского хозяйства и МВД пытались внести перемены, но ничего не вышло? 

— Должна быть развита инфраструктура хранения, доставки, сбора. Многие требуют каждому фермеру доступ к прилавку, но не за этот конец надо дергать. Пусть каждый занимается своим делом – если фермер будет стоять на базаре, кто будет пасти его коров? 

Всё выстроит инфраструктура с низов, с кооперативов, тогда мы и уйдем от перекупщиков, от высоких цен, серого рынка. Если освободят от того же НДС, то уйдет и причина коррупции — мы же знаем, что на возврате НДС идет откат чуть ли не 30%. 

— Есть у сельчан проблемы с землями, они бы и держали скот, но пасти негде, корма выращивать, все продано под строительство.

— Это ключевая проблема. Недавно был в ауле под Астаной, так там только у половины домов есть коровы. Это разве нормально, что сельские жители не держат хозяйство? Зачем тогда там жить? 

Да появились изменения в Земельном кодексе, изымают земли для выпаса общественного скота, но следом принимают документ, по которому выкуп земли надо делать по рыночным ценам. А ведь районным и аульным акиматам они не по карману. 

Что важнее в таком случае? Защита инвестора или права сотен тысяч сельчан, для которых скот единственный источник дохода? В селах зарплата самая низкая – 90 тысяч тенге, среднедушевой доход вообще – 20 тысяч тенге. Сельчане должны заниматься огородами, полями, животноводством, продавать свою продукцию, но без инфраструктуры это невозможно. 

— Есть в вашей программе актуальная сегодня проблема материнского капитала. Нужен ли он нужен вообще, не породит ли эта помощь иждивенчество?

— Это надо было сделать давно. И деньги эти можно использовать при приобретении жилья, учебы детей, то есть обусловливать выплаты, чтобы они тратились на конкретные вещи. Тогда у матерей будет уверенность, что у их семей есть средства. 

А сейчас государство выворачивается так, что многодетная мать – это враг государства, с нее спрашивают, зачем рожать так много, хотя мы должны быть им благодарны — это ведь тоже тяжелый труд. 

— Что думаете про молодое поколение? Как их увлечь, мотивировать?

— На стыке 80-х, 90-х мы говорили, что идеология не нужна больше, но сейчас мы видим в ней потребность. Разве нормально, что через соцсети нам пропагандируют ценности, абсолютно чуждые нам. 

— Например?

— Например, все эти цветные… или передачи «Давай поженимся». У нас всего этого не было, это не наше. Конечно, все имеют право на свое, но пусть смотрят где-то, а не повсеместно.

Нам надо возрождать культ семьи, матери, у нас женщины родами управляли, семьями, войны вели когда-то. Сейчас потребительское отношение к жизни, а самосознания, целеустремленности нет. Но если бы в нас прежде всей этой силы не было, разве бы нам удалось сохранить цельность такой огромной страны? Почему мы об этом забываем?

— Можно спрошу еще про ваш плакат, про позу рук. Ее много обсуждали в социальных сетях, говорили, что она не аульная. Как вы относитесь к критике, шуткам, свалившейся на вас популярности?

— Я всегда так руки держу, посмотрите, это не произвольно. Просто всем не угодишь. Закроешь руки – скажут, закрылся от людей, откроешь — слишком открылся. А я привык так их держать, никакой постановы не было. 

А к критике отношусь нормально, только к конструктивной. Юмор люблю, хотя и не выгляжу внешне шутливым. И публичным я был всегда, может быть, просто в своем круге, так что внимание меня не пугает.

— Мы обсудили ситуацию, если Вы станете президентом, а вот если нет, то чем займетесь? 

— Продолжу свою работу. Недавно я стал руководителем Национального аграрного научного образовательного центра (НАНОЦ-ред.), в который входят три аграрных университета, 23 НИИ, 15 опытных хозяйств, 250 тысяч гектаров, тысячи ученых и студентов. 

Перед нами стоит задача интеграции науки и сельского хозяйства, и без инноваций ему не вырваться. Так что мне будет чем заняться. 

Мое самое любимое слово – это достоинство, абырой по-казахски. У человека всегда должно быть достоинство, в любом возрасте. И работа, и зарплата тоже должны быть достойными. 

У меня бывали в жизни ситуации, когда задевали мое достоинство. Не скажу, что я сразу за грудки хватался, но всегда разворачивался и уходил. Уходить тоже надо с достоинством.

Впрочем, достоинство должно быть и у аула, у жителей аула! Вот этим мы и должны заняться.

— Благодарю за беседу, Толеутай Сатаевич!

Источник: matritca.kz